09:38 

Изобретатели слов

takatalvi
from euphoria to hell

Автор статьи: Ольга Волкова

У слов тоже бывают дни рождения. Правда, редко: обычно мы не знаем дату их появления, они просто незаметно входят в нашу жизнь, надолго или на пару модных сезонов. А вот, например, день рождения слова «вертолёт» нам известен точно: впервые оно зафиксировано 8 февраля 1929 года. Кто же и когда изобретал слова и выражения, которыми мы пользуемся и поныне?

Как появляются новые слова и выражения? Их кто-то придумывает, только мы не знаем, кто. Впрочем, авторы кое-каких фраз, ставших крылатыми, нам известны. Так, рыцарское «иду на вы», согласно Карамзину, принадлежит князю Святославу Игоревичу, считавшему своим долгом заранее объявить неприятелю о намерении начать войну. А такую народную пословицу, как «делу время – потехе час» на самом деле увековечил царь Алексей Михайлович, большой знаток соколиной охоты: в предисловии к книге «Урядник сокольничья пути» государь приписал соответствующее наставление, чтобы, увлекаясь охотой, подданные не забывали и о прочих занятиях.

Отцы-основатели

Множеством слов из нашего языкового обихода мы обязаны, в первую очередь, Михаилу Ломоносову, одному из «отцов-основателей» современного русского языка. Он был вынужден выдумывать специальные слова буквально из ничего, поскольку ему порой приходилось давать имена вещам, до того у нас вообще не существовавшим. Как писал сам ученый, делать это было необходимо для «именования некоторых физических инструментов, действий и натуральных вещей».

Хотя сам Ломоносов считал эти слова довольно странными, он всё же надеялся, что рано или поздно они приживутся. Так и случилось: «градусник», «преломление», «равновесие», «диаметр», «горизонт», «кислота», «микроскоп», «формула», «вещество», «квадрат», «минус», «чертёж», «автограф», «нелепость», «тленность», «окружность», «земная ось», «огнедышащие горы», «преломление лучей», «гашёная известь», «удельный вес», «предложный падеж» – всеми этими терминами мы пользуемся едва ли не каждый день.

Да, некоторые из этих слов были просто взяты из других языков, однако далеко не все, а лишь те, что были сочтены Ломоносовым наиболее удобными именно в такой форме. Вот «кислород», например, он не стал называть «оксигениумом» и оставил хороший пример потомкам: уже в XIX веке по аналогии с кислородом химик Михаил Соловьёв создал «водород» и «углерод».

Василий Тредиаковский, учёный и поэт, спасал нас от слова «арт» – в его время (и, кажется, история эта повторяется) всё шло к тому, чтобы всё прекрасное называлось именно так. А Тредиаковский (хотя по другим сведениям, это был Кантемир) стал употреблять слово «искусство», выведенное им из старославянской «искуси».
А ещё благодаря Тредиаковскому у нас есть «общество», «достоверный», «вероятный», «беспристрастность», «благодарность», «злобность», «почтительность», «недальновидность» и «гласность»: не факт, что он лично всё это выдумал, но именно он сделал эти слова общеупотребительными. И, кстати, это он начал использовать слово «любовник» для явления, столь распространённого среди знати того времени.

О неизвинительном себялюбии

Ну а поэту Антиоху Кантемиру приписывается авторство слов «кризис», «критик», «характер», «вкус» (в одежде), «жадность», «деликатность», «надменность» и «понятие».

Писатель Павел Львов, автор вряд ли многими из нас читанного романа «Российская Памела», в 1789 году позволил себе употребить в нем слова «себялюбие» и «себялюбивый», за что ему сильно досталось. Так, учёный и писатель Андрей Болотов, негодовал: «Но что касается до отваги господина сочинителя помещать тут же в сочинении своем многие совсем вновь испечённые и нимало еще необыкновенные слова, как например: "себялюбие", "себялюбивый", "белольнистая борода", "флейтоигральщик", "челопреклонцы", "великодушцы", "щедротохищники" и другие тому подобные; так в сём случае он совсем уже неизвинителен, и ему б было слишком ещё рано навязывать читателям подобные новости, а надлежало б наперёд аккредитоваться поболее в сочинениях».

Историк, поэт, публицист и статский советник Николай Карамзин ввёл в обиход слова, без которых теперь не обойтись. Его неологизмы были по большей части кальками с иностранных языков, однако кальками чрезвычайно удачными – «моральный», «эстетический», «эпоха», «гармония», «сцена», «катастрофа»… А также «влияние», «впечатление», «трогательный», «занимательный», «промышленность», «будущность», «сосредоточить»… Ему приписывают даже слово «влюблённость» и букву «Ё»: её он не то чтобы изобрел, но много ею пользовался.

Между прочим, некоторым удавалось изобрести не просто слово, а целое имя. Так, поэт Александр Востоков в 1802 году написал романс «Светлана и Мстислав» и сделал известным до того не бывшее в России в ходу имя Светлана. Ну а потом со своей «Светланой» выступил ещё и Жуковский…

Как Достоевский стушевался

Достоевский больше всего гордился словом «стушеваться». Правда, если сейчас для нас оно означает что-то типа смущения, то писатель употреблял его в смысле «незаметно удалиться, трусливо отступить», или, говоря по-современному, «смыться».

Впрочем, Достоевский признавался, что не он придумал это слово – он просто ввёл его в литературный язык (впервые – в повести «Двойник»). Ну а потом, в «Дневнике писателя», он рассказал историю его появления: «Слово это изобрелось в том классе Главного инженерного училища, в котором был и я, именно моими однокурсниками... Во всех шести классах училища мы должны были чертить разные планы... Все планы чертились и оттушёвывались тушью, и все старались добиться, между прочим, уменья хорошо оттушевывать данную плоскость, с тёмного на светлое, на белое и на нет... Вдруг у нас в классе заговорили: "Где такой-то? — Э, куда-то стушевался!" Или, например, разговаривают двое товарищей, одному надо заниматься: "Ну, — говорит один, садящийся за книгу, другому, — ты теперь стушуйся!" Или говорит, например, верхнеклассник новопоступившему из низшего класса: "Я вас давеча звал, куда вы изволили стушеваться? " Стушеваться именно означало тут удалиться, исчезнуть, и выражение взято было именно с стушёвывания, то есть с уничтожения, с переходом тёмного на нет. Очень помню, что словцо это употреблялось лишь в нашем классе, вряд ли было усвоено другими классами, и когда наш класс оставил училище, то, кажется, с ним оно и исчезло. Года через три я припомнил его и вставил в повесть».

Это слово вошло в русскую речь на удивление быстро, равно как и глагол «лимонничать», сейчас употребляющийся довольно редко, но всё же не забытый. А вот судьба других экспериментов писателя – «всечеловеки», «слепондас», «шлепохвостница», «окраинец» – оказалась не столь удачной. В отличие от слова «приживалка», чьё авторство тоже приписывают Достоевскому.

Брюлловская отсебятина

Александр Радищев считается изобретателем слова «гражданин» (полноправный член общества), литератор и государственный деятель адмирал Александр Шишков придумал «лицедея» и «мокроступы», Пушкин обогатил наш язык словом «вурдалак», Виссарион Белинский ввёл понятия «объективный» и «субъективный», а Иван Тургенев познакомил нас с «нигилистом».

Писатель Иван Панаев в серии очерков «Великосветский хлыщ», «Провинциальный хлыщ» и других предложил читающей публике слово «хлыщ», до него употреблявшееся разве что в народной речи, да и то нечасто. К сожалению, сегодня это слово встречается гораздо реже, чем те, кому оно так подходит…

С именем журналиста и писателя Петра Боборыкина принято связывать появление в шестидесятых годах позапрошлого века слова «интеллигенция». То есть слово это существовало и раньше, но употреблялось преимущественно как синоним «разумности». А Боборыкин придал ему современное значение, и с тех пор под интеллигенцией мы понимаем не просто работников умственного труда, а нечто большее, причем довольно трудноопределимое: некое сочетание ума, образованности, хорошего воспитания, такта, культуры и высоких моральных качеств. Ну а потом это слово перешло во многие европейские языки, где стало обозначением загадочного, сугубо русского явления.

Вечно актуальный Михаил Салтыков-Щедрин придумал «головотяпство», «благоглупость», «пенкосниматель», «мягкотелый», «злопыхательство». Впрочем, ему же принадлежат не столь удачные «душедрянстововать» и «умонелепстововать» – понятия хоть и выразительные, но общеупотребительными так и не ставшие. Как и «ручьиться» Гавриила Державин, «обезмышить» Жуковского или гоголевские «праздношатайка» и «шаркатель по паркетам». А вот его же «Не вытанцовывается!» из «Заколдованного места» оказалось вполне живучим, его нередко можно услышать и сегодня, как и ещё одно порождение его гения – слово «халатный» в значении «небрежный».

А за «отсебятину» мы должны благодарить Карла Брюллова. В «Толковом словаре» Даля так и написано: «Слово К. Брюллова: плохое живописное сочинение, картина, сочинённая от себя, не с природы, самодурью».

Помимо отдельных слов, писатели публицисты XIX столетия одарили нас целой россыпью выражений, прочно вошедших в нашу речь. Мы говорим «из любви к искусству», даже не подозревая, что это выражение пришло к нам из водевиля Дмитрия Ленского «Лев Гурыч Синичкин», а знаменитым «мы пахали» мы обязаны басне «Муха» Ивана Дмитриева. «На заре туманной юности» нам подарил Алексей Кольцов, «всё образуется» взято у Льва Толстого, из «Анны Карениной». «Птичьим языком» профессор Дмитрий Перевощиков называл научный язык первой половины XIX века, перегруженный терминами и туманными формулировками.

Чехов, развлекаясь, придумал много чудесных слов. В язык они не проникли, что не делает их хуже: «этикетничать», «тараканить», «пересобачиться», «пьесопекарня», «драмописец», «тюрьмоведение», «бумагопожиратели», «каверзить», «испанистая терраса»…

«Тень от лётчиков в пыли»

Конец XIX – начало XX веков были временем переломным и для страны, и для языка. Впрочем, так обычно и бывает: новое время и новые обстоятельства требуют новых слов, окказионализмов, то есть придуманных «по случаю». И они начали появляться в невероятном количестве, за что особое спасибо поэтам Серебряного века. К. Бальмонту – за «безгагольность», «многопенный», «разорванно-слитный», З. Гиппиус – за «пенноморозное», «иглистость», «льдистость», Вячеславу Иванову – за «свершителя», «делателя», «листье», Андрею Белому – за «звездоочитые», «вызвездилась», «благовестительство», «глухобезмолвная»…

Игорь Северянин для бесталанных людей придумал новое слово – «бездарь» (только с ударением на «а»). А ещё ему приписывают изобретение слова «самолёт», со временем вытеснившее «аэроплан», но тут есть сомнения. Во-первых, называть управляемые аэростаты самолётами предлагал ещё в пятидесятых годах XIX века капитан Николай Соковнин, а во-вторых, что-что, а ковры-самолёты существовали на Руси испокон века.

От Маяковского нам достались «прозаседавшиеся», «серпасто-молоткастый», «планов громадьё» и даже выглядящее таким «древнерусским» «ежу понятно»: «Ясно даже и ежу - этот Петя был буржуй». А популяризировали его братья Стругацкие в «Стране багровых туч».

Самым неистовым словотворцем Серебряного века был, конечно, Велимир Хлебников – временами изобретение новых слов становилось для него самоцелью. «Скорбеветренный страдняк», «лебедиво», «крылышкуя», «смехачи» и «смеюнчики» по-прежнему вызывают легкое недоумение, а вот другое его изобретение, слово «изнемождённый» употребляется до сих пор. Но самый главный вклад Хлебникова в современный язык – это слово «лётчик», ведь до него людей этой профессии называли «авиаторами», иногда «летунами» (а это уже блоковская находка) или переводными «пилотами». А слово «лётчик» впервые (по крайне мере, так считается) появилось в хлебниковской «Тризне», в 1915 году: «Полк стоит, глаза потупив. Тень от лётчиков в пыли». Впрочем, есть мнение, что слово «лётчик» изобрёл Александр Грин. Или Михаил Пришвин…

А в 20-е годы Хлебников и Андрей Белый независимо друг от друга, но практически одновременно придумали «атомную бомбу», которая до них обычно называлась «атомической». Бомбы ещё не было, а слово уже появилось – редкий случай, обычно новые слова появляются как ответ на запрос времени.

Инопланетяне, всерьёз и надолго

Еще одно очень обычное для нас слово – «инопланетянин» – было придумано писателем-фантастом Александром Казанцевым. А появилось оно в его романе «Планета бурь». До него инопланетян обычно назвали инопланетчиками, что звучит хоть и похоже, но не так гармонично. Казанцеву, кстати, иногда приписывают и изобретение «вертолёта», но это маловероятно. В фантастической литературе он дебютировал в конце 30-х, зато достоверно известно, что слово «вертолёт» появилось в протоколе заседания технической комиссии ОСОАВИАХИМА 8 февраля 1929 года. И придумал его авиаконструктор Николай Камов.

Автором довольно часто используемого выражения «всерьёз и надолго» оказался Ленин: говоря о НЭПе, он сообщил, что «это политику мы проводим всерьёз и надолго». За «галопом по европам» мы должны благодарить поэта Александра Жарова, который в 1928 году по неким причинам был вынужден сократить свой визит в Австрию и Чехословакию. Поэтому впечатления его от поездки оказались чрезвычайно поверхностными, о чем он честно сообщил читающей публике, назвав свои путевые заметки «Галопом по Европам».

Слоган с флаером

Сегодня тоже существуют люди, уверяющие, что именно они придумали то или иное слово. Так, Александр Градский утверждает, что слова «журналюги» и «совок» (в смысле советский) – это его изобретение. С «совком» дело, по его словам, было так: Градский выпивал в друзьями в песочнице, и ему не хватило стакана, пришлось пить из совочка, который каким-то образом трансформировался в символ всего, что было отрицательного в советской действительности. Правда, на «совок» претендует ещё и писатель Михаил Эпштейн, автор читанного им на Би-би-си в конце восьмидесятых романа «Великая Совь» с героями-совками. Впрочем, по ещё одной версии, «совок» придумали П. Вайль и А. Генис.

…В последнее время появлением новых слов мы обязаны не писателям, поэтам и учёным, а рекламщикам, пиарщикам (тоже, между прочим, вполне новые слова) и иногда журналистам. И вот теперь «белые ленточки» и «хомячки» означают у нас совсем не грызунов и кусочки ткани. А все эти «фрилансеры», «копирайты», «аватары», «мерчендайзеры», «слоганы», «флаеры» и так далее – наверное, они отвечают современным языковым запросам, ибо какова эпоха, таковы и неологизмы. Ну а о том, что от них останется, давайте поговорим лет через пятьдесят.

Источник | Статья на LiveLib

@темы: Интересности, Блог LiveLib

   

Сообщество LiveLib на @diary

главная