• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: takatalvi (список заголовков)
18:50 

Харуки Мураками, «Мой любимый sputnik»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Мой любимый sputnik»

Мой любимый sputnik

У меня почему-то в голове сидит ничем не оправданное убеждение, что все самое-самое я у Мураками уже прочитала. Понятия не имею, с чего это вдруг. Казалось бы, после весьма понравившегося мне «Послемрака» впору насторожиться, мол, на полке авторской еще наверняка осталось немало интересного, что полюбится мне всей душой. Ан нет. И вот я снова сижу в восторженном удивлении.

Сумирэ, грезящая мечтой однажды написать стоящий роман, упрямо пробует себя в своей цели, выдавая нешуточные объемы текста. Но в один прекрасный день все прекращается – впервые в жизни девушка влюбляется. Влюбляется в замужнюю женщину Мюу, которая, вдобавок ко всему прочему, гораздо старше нее. Но Сумирэ ничего не может с собой поделать; впервые в жизни она любит кого-то по-настоящему, впервые в жизни испытывает половое влечение. Казалось бы, Мюу тоже любит Сумирэ, но между ними прочно встает странная, загадочная история, произошедшая четырнадцать лет назад. Как-то раз ночью Мюу оказалась заперта в кабинке чертового колеса, и, чтобы скоротать время, оттуда наблюдала за окнами своей квартиры… И увидела ЭТО…

С тех пор в этом мире осталась только половина Мюу. А другая половина, которая так нужна Сумирэ, блуждает где-то на той стороне.

И вот однажды Сумирэ исчезает, как дым. Не отправилась ли она на ту сторону? И вернется ли когда-нибудь?

«Мой любимый sputnik» - это отличная история настолько в духе Мураками, что я ее не читала – буквально впитывала. Медленно, обстоятельно, с наслаждением. Этот неспешный ритм событий, эти странные, но такие близкие размышления, потрясающие в своей парадоксальности жутковатые происшествия, почти разбивающиеся об невозмутимость персонажей. Кроме того, идеальный объем. Я люблю вещи побольше, потому как зачастую произведения малого и даже среднего объема оставляют впечатление скомканности и недосказанности. Но здесь ничего такого нет и в помине, даже наоборот: будь произведение меньше, да, было бы, пожалуй, скомкано, но будь оно больше – было бы уже не то.

Лично я получила ни с чем не сравнимое удовольствие. Если вы симпатизируете творчеству Мураками, ни в коем случае не обходите стороной эту книгу.


@темы: Рецензии

01:12 

Джим Додж, «Какша»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Какша»

Какша

Это, знаете ли, странная книга. Странная и безусловно хорошая. Что может быть лучше обычной истории из жизни обычных людей, наполненной странностями? Странностями не такими, чтобы читатель поднимал брови в скептическом недоумении, а такими, которые заставляют удивленно улыбаться, каким бы скептиком ты ни был.

Дедушка Джейк живет со своим внуком по прозвищу Кроха. Джейк мнит себя бессмертным, поскольку по случаю завладел рецептом особенного виски с заманчивым названием «Шепот смерти», которое он с удовольствием поглощает, а Кроха с маниакальным усердием строит заборы и ведет войну с агрессивным хряком, который, в свою очередь, задался целью поломать эти самые заборы.

Так они и жили, пока их довольно размеренное существование не потревожила утка Какша. Казалось бы – ну, милый элемент, в чем тут странность? А в том, что Какша – утка необычная. Это не в меру большая птица с характером, которую Джейк и Кроха берут с собой в кино, на охоту и даже учат играть в шашки. В общем, самое незаурядное создание, которое приведет эту незаурядную историю к самой незаурядной концовке.

Поскольку Джейк обладает весьма склочным нравом, в книге присутствует презираемая мной ненормативная лексика (не устану повторять – могущество писателя таково, что он без особых усилий способен выказать самый что ни на есть реалистичный характер персонажа, используя приемлемые для печати выражения, а вот нецензурные ругательства чести автору не делают, как бы он ни стремился к реализму), однако даже это не может заставить меня бросить упрек в сторону этой книги. Уж больно чудная история, которую я с чистым сердцем рекомендую прочитать всем.


@темы: Рецензии

17:13 

В. Астафьев, "Прокляты и убиты" (ТТТ)

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Прокляты и убиты»

Прокляты и убиты

С первых страниц роман призван вызывать жалость и отвращение. Точнее, главным образом с первых страниц. И название первой книги – «Чертова яма» – подходит ей как нельзя лучше. Грязь, грязь, грязь и еще раз грязь, холод, голод: так пасут непослушное человеческое стадо, призванное стать борцами с фашизмом, так умело ведется подготовка советских войск. Поначалу кажется, что все это вовсе имитация, что народ обманывают, что никому не нужных людей сгребают в «чертову яму» гнить заживо – списали по требованию, пусть теперь варятся в собственном соку. Читая об этих ребятах, не верится, что они пойдут воевать, да и вообще, признаться, чувствуется отвращение к ним: необразованные, грязные, заведомо гнилые. Я, как любитель дисциплины, все думала – эх, стрельнуть бы показательно их за то, что они себе позволяют.

Однако продолжается это все не так уж и долго; постепенно просвечивается биография того или иного персонажа, чувства, почти всегда расходящиеся с поведением, и вот так, мало-помалу, человеческий мусор превращается в нормального, живого человека со своей историей и своим путем. Только лучше от этого становится лишь читателю, потому что над отвращением преобладают жалость и понимание, а вот будущим бойцам, понятно, нисколько не легче. Слишком долго киснут они в чертовой яме, в бесконечной грязи и бесконечном бездействии атрофируется все, что только может атрофироваться.

Вершиной всего этого, самым ярким моментом в чертовой яме становится показательный расстрел двух мальчишек-близнецов, которые наведались домой взять еды и самостоятельно вернулись обратно – тем не менее, глупышек сочли дезертирами и устроили науку всем здешним обитателям. Не такого показательного урока я жаждала. За беспредел, творимый традиционным русским быдлом – да, за такой бездумный поступок – нет. Однако беспредел власть имущими в основном игнорируется, зато шаг влево, шаг вправо…

Вскоре после этого прискорбного случая атмосфера несколько оживает. Сначала ребят отправляют на сельхозработы в деревню, где они, можно сказать, душу отводят и показывают себя со значительно лучшей стороны, еще позже, наконец-то, фронт. Переправа, переправа, берег левый, берег правый… И уж тут-то каждый себя показывает по-настоящему. Нельзя сказать, что условия много комфортней, но, по крайней мере, чего тут нет, так это отупляющего бездействия. Зато есть отупляющая надоедливость смерти – уже убили бы, надоело смотреть, как помирают другие. Надоели постоянная угроза, вечный недосып, вечный голод, вечный холод, в общем, все прелести боя.

Роман произвел на меня двоякое впечатление. С одной стороны, правду, пусть и горькую, читать всегда интересно, и самое что ни на есть реалистичное описание Великой Отечественной (ну, так скажем, ее кусочка) лично для меня не шокирующее, но так – хочется кивнуть с суровым видом, мол, и в самом деле, бравые песни и потрясающие самопожертвования – это только одна сторона медали. Но, с другой, неприятно цепляет, что язык здесь у Астафьева красочен буквально со всех сторон. Описание природы – лучше не надо! Все так ласково, истинно по-русски. А вот речь людская – упаси господи. Нет, конечно, понятно, что мат-перемат от солдатни неотделим, однако есть множество способов, которые дают понять, что человек матерился, в том числе простецкое «и он выматерился». Ни к чему до последней буковки прописывать мат. Мне это было неприятно, литература, пусть даже претендующая на суровую реалистичность, не место для подобных слов, и в этом меня ничто не разубедит. Еще одна неровность, вызвавшая у меня не неприязнь, но недоумение – зачем немецкую речь прописывать русскими буквами. Если уж в скобках написан перевод для простых смертных, почему было не прописать оригинал на немецком? Я могу понять такое написание, когда «диалог» происходит между человеком, знающим язык, и человеком, его не знающим, но когда такой метод в целом становится системой для всех ситуаций…

Ну, зато персонажи берут свое. Хорошо описаны людские судьбы, хорошо чувствуется и понимается каждый. И особенно удивительно сознавать, как это вначале раздражающие и вызывающие отвращение личности вроде Лехи Булдакова постепенно перешли в разряд особо полюбившихся персонажей, причем не абы как перешли, а честно, заслуженно. Может, все дело в том, что началось оно в чертовой яме, а, может, в том, что на войне человек, вольно или невольно, показывает самого себя во всех красках.

В заключение хотелось бы сказать, что вещь, конечно, не из легких – что в моральном плане, что в чисто читательском. Признаюсь, первые главы дались мне тяжеловато. Зато потом увлекло – сначала в чертову яму, потом на плацдарм, да так, что не оттащишь.


@темы: Рецензии

02:26 

Юстейн Гордер, «Замок в Пиренеях»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Замок в Пиренеях»

Замок в Пиренеях
Мы те, кто доказывает существование этого мира.




Дабы предостеречь читателя, первым делом следует сообщить, что в книге не повествуется ни о замке, ни о Пиренеях, и название является сугубо образным. Надо сказать, это несколько неожиданно, потому что аннотация многообещающе заверяет, что этот роман Юстейна Гордера, написанный в жанре современного эпистолярного романа (вся книга представляет собой электронную переписку), повествует о неком загадочном происшествии, которое произошло с собеседниками больше тридцати лет назад… Как-то само собой предполагается, что герои набрели на таинственный замок в Пиренеях, что само по себе представляется очень даже интересным. Однако на деле все обстоит иначе, и "Замок в Пиренеях" что в реальности, что в тексте так и остается картиной Рене Магритта. Так что это, в общем, совсем не то, что я ожидала. Но лично у меня, когда речь заходит о Юстейне Гордере, разочаровываться как-то в принципе не получается.

Роман мне понравился. Во-первых, он держит в напряжении и до самого конца оставляет ощущение тайны, которая, кажется, вот-вот раскроется, но – нет! Извольте ждать. Во-вторых, вместе с тем произведение занимает ровно столько страниц, сколько нужно. Оно (не смотрите на малый объем) ни разу не скомкано и ни в коем случае не затянуто. Наконец, в-третьих, Юстейн Гордер все-таки замечательно пишет – строки легко увлекают за собой куда-то туда, в Норвегию, прямиком к персонажам, даже, пожалуй, не к ним самим, а к их образом. Я прочитала книгу в два приема. Прочитала бы и в один, если бы было время. Чтение завлекает и отпускать не хочет. Единственное, иногда хотелось отложить книгу, чтобы подумать над написанным и еще немного сохранить ощущение тайны, которая вот-вот раскроется. Но это тоже очень хороший плюс.

Сольрун и Стейн, случайно встретившись после долгой разлуки, договорились переписываться по электронной почте. Да, они связаны неким происшествием в прошлом, из-за которого и произошло их расставание, и, конечно, они должны его обсудить, чтобы, наконец, разобраться в случившемся. Но после стольких лет нелегко так просто поднять эту давнюю тему. Прежде им предстоит поделиться своим мировоззрением – прошлым и нынешним, заново оценить себя и помочь друг другу. Стейн – убежденный атеист, Сольрун – искренне верующая личность. Могут ли такие люди общаться на столь глубоком уровне, особенно теперь, когда они уже взрослые люди с устоявшимися взглядами? Как выяснилось, могут. Их беседа не является спором, а, скорее, общим рассуждением, в котором, несмотря на разность точек зрения, имеется почти неуловимая нить, соединяющая их. Этот обмен мировоззрениями очень важен; именно он помогает им обоим по-новому взглянуть на давнее происшествие.

Что ж, остается только добавить, что концовка меня шокировала. Шокировала не в плохом смысле, но и не в хорошем – просто шокировала, и все. Вогнала в ступор и заставила очень-очень медленно, в этаком задумчивом жесте, закрыть книгу. Хотя нет, пожалуй, я даже расстроена. Расстроена не сюжетным завершением, а неожиданной безысходностью последних мгновений...

В заключение хочется сказать, что по каким-то причинам, уж не помню, по каким, я очень долго уклонялась от чтения этой книги. Всему, наверное, свое время, но я все равно жалею, что не схватила ее с полки еще три года назад, когда впервые увидела в магазине. Это очень хороший роман в духе Гордера.


@темы: Рецензии

19:53 

Уильям Голдинг, «Пирамида», «Наследники»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Пирамида. Наследники»

Пирамида. Наследники

У действительно талантливого писателя любой текст может стать отменным – интересен ли сюжет, не интересен, автор сможет подать его либо с неожиданной стороны, либо просто пробудить в читателе чувства, которые бы ни за что не свалились бы на него с неба, либо же завлечь в текст языком и стилем. И вот уже четвертое произведение Уильяма Голдинга прочитано, и все вышеперечисленные возможности оказываются воплощенными в каждом из них.

Пирамида

Должна заметить, что слова о неинтересности сюжета вырвались сугубо из-за этого произведения. Потому что, по сути, что здесь можно быть интересного? Провинциальный городок, не блещущий умом главный герой, тяжесть обыденного существования, четкое ощущение пыльных, солнечных дорог.

Однако да, это произведение, несмотря на столь заурядный сюжетец, вовлекло в себя и заставляло вновь и вновь возвращаться к чтению. Мне оно напомнило «Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери . Так же слабо улавливались события, так же плотно облекали сознание строки, легко уводящие туда, в такой обыденный, зачастую неприятный, но пропитанный ностальгией маленький мирок. Но если «Вино из одуванчиков» оставляет после прочтения разум, овеянный ностальгией детства, забитый летними чувствами и ощущениями, и заставляет чувствовать палящую жару даже морозным зимним вечером, то «Пирамида» Голдинга дает совсем другой эффект. Какой?.. Не знаю.

Это задумчивое, вязкое состояние. Сознание опутывается паутиной жизни Оливера и его родного городка, довольно унылые, но неотвратимые мелочи жизни, через которые просматривается глобальное устройство общества того места и времени, оставляют скребущий осадок.

Какое оно, это произведение? Хорошее, плохое? Напрашивается ответ, что неплохое, однако довольно-таки обыденное. И все-таки, как, наверное, все у Голдинга, чуточку странное и в конечном итоге неумолимо затягивающее в свои сети.

Наследники

Вот уж где нет ни грамма обыденности, зато есть много правды – кое-где давно канувшей в лету, кое-где актуальной и поныне. Это произведение напомнило мне о «Повелителе мух» да и, по справедливости, не могло не напомнить. Но «Повелитель мух» - страшное творение, поскольку в нем мы видим, так сказать, костяк человеческой сущности мало того, что на современном человеке, так еще и на детях. А в «Наследниках» это костяк в прямом смысле слова, поскольку наблюдаем мы его у первобытных людей. Поэтому лично мне произведение страшным не показалось. Но оно странное и интересное.

Уже сама по себе задумка очень любопытна. Глянешь на аннотацию – на тебе, первобытные люди. Прочтешь первую главу – действительно, они самые. Честь и хвала Уильяму Голдингу; написать такое непросто, да и сам процесс дело десятое, еще ведь нужно и решиться на это дело. Не так-то это просто, погрузиться в мир на этой стадии развития. Даже опасно в некотором роде.

Здесь очень живо описана природа, причем не абы как, а глазами неандертальцев, что, кстати, и придает повествованию особенную живость. Отсутствие детальных описаний, простое и четкое, как рубленое изложение происходящего дает читателю возможность воспринимать и интерпретировать происходящее не так, как написано автором, а словно бы как оно есть. Кроме того, крайне интересно читать диалоги. Мне очень понравилось замечательно выраженное в неандертальцах стремление думать. Они пытаются, думают, устают, бросают, возвращаются к жизненным потребностям, но потом снова пытаются – не хватает сил, забывают; и снова, снова… Интуитивное чувство связи, стремление связать воедино одно с другим, попытки выразить словами свои мысли как-то сразу дают почувствовать, как он проходил, процесс развития.

Ну и, наконец, блестящая и немного неожиданная концовка, благодаря которой все видится человеком более развитым… Она словно бы указывает на границу, пройденную человеком. Обратного пути нет, впереди дорога к высокому развитию и неизбежному падению. Любопытно, что менее развитые неандертальцы благодаря своей «животной» части и подверженности инстинктам представляются самыми что ни на есть мирными созданиями, а перешедшие черту люди – сосудом, в котором, как ни крути, таится зло.


@темы: Рецензии

00:56 

Харуки Мураками, «О чем я говорю, когда говорю о беге»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «О чем я говорю, когда говорю о беге»

О чем я говорю, когда говорю о беге

Вы когда-нибудь философствовали о беге? Нет? Зря. Это может стать очень даже увлекательным занятием, даже если вы никогда в жизни не увлекались пробежками. Впрочем, у Харуки Мураками любая обыденность может быть так тщательно изучена со всех возможных сторон, что назвать ее обыденностью язык уже не повернется.



Не смотрите на количество звездочек, книга хороша, а нейтральность выставлена сугубо из-за личных причин, коим тут не место.

Читать это рассуждение, щедро сдобренное автобиографическими фрагментами и занятными эссе, очень приятно. Именно так – приятно. Глаза скользят по строкам, но ты не читаешь, а неспешно бежишь марафон вместе с автором. Ничуть не устаешь, рассчитываешь свои силы; знаешь, что в конце придется сделать рывок. Изредка делаешь глоток воды – это необходимо. И снова в путь.

Еще я должна заметить, что во время чтения лично мне довелось встретить немало персонажей Харуки Мураками… В них есть что-то от родителя, и отмечать эти маленькие детали очень интересно. Вот он нам рассказывает, как инструктор разминает ему мышцы – не в этот ли момент пришел к нему образ Аомамэ? Вот он стоит перед зеркалом, констатируя, что лицо такое, какое есть, и с этим приходится мириться. Не это ли Кафка Тамура? Образцовое, порядковое выполнение дел – помните героя «Трилогии Крысы»?

Подвожу итог: спасибо автору за то, что он подпустил читателя поближе к себе. А также заронил в его голову ценную мысль – а может, заняться бегом?..


@темы: Рецензии

03:07 

Салман Рушди, «Джозеф Антон»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Джозеф Антон»

Джозеф Антон

Очень актуальная история. Исповедь писателя, книга которого умудрилась настроить против своего автора весь мусульманский мир. Долгие годы подполья, жизнь под круглосуточной охраной, страх за родственников, переводчиков, издателей... Жизнь с сознанием того, что именно твое произведение стало причиной смерти многих людей. Многотысячные демонстрации, теракты, удавшиеся и неудавшиеся покушения. И при этом сознание того, что книга - всего лишь искра, пожар от которой раздули намеренно. Кто только ни прикрывался этим пламенем, кто только ни использовал его в своих целях. Загнанный человек, атакованный со всех сторон прессой, крови которого жаждут мусульмане, постепенно становится достоянием и развлечением общества.

А сам Салман Рушди, подавая голос из-под плотного колпака удушающей охраны, отчаянно защищает свободу слова. Он вынужден обращаться к политике, но вместе с тем не желает ничего иного, кроме как снова стать обычным писателем. Опасаясь терактов, его не пускают на свой борт многие авиалинии, не допускают в ряд стран, и даже спокойная прогулка по улице рядом с домом остается несбыточной мечтой.

Заслужил ли он это? Судите сами.


@темы: Рецензии

22:17 

Корнелия Функе, «Чернильное сердце»

takatalvi
from euphoria to hell
LiveLib — социальная сеть читателей книг

Рецензия на книгу «Чернильное сердце»

Чернильное сердце

Замечательное начало долгой истории, вплетающее в суровую реальность нити сказки. Но сказка эта, пусть и волшебная, довольно жестокая. Во всяком случае, рассчитывать на добрых и мудрых магов, которые всегда приходят на помощь в самый отчаянный момент, читателю не приходится — да и персонажам тоже. Поэтому у книжного переплетчика Мо и его дочери Мегги нет иного выхода, кроме как примерить эту сложную роль на себя. Иначе не справиться со злодеями, перешедшими из мира книги в нашу реальность. А помогают им в этом автор злосчастного произведения, заносчивый Фенолио, еще один персонаж «Чернильного сердца» — великолепный Сажерук, и, конечно, неподражаемая Элинор. Пленения, погони, жестокие намерения, жадные взгляды на печатные страницы, с помощью которых можно воплотить в реальность самые чудесные вещи, покрытые торопливыми записями листки бумаги, способные изменить оба мира... И среди всего это — равнодушный том, без особой надежды дожидающийся, когда же, наконец, кто-нибудь откроет его и увидит, каков из себя Чернильный мир, где и зародилась эта история.



Чернильная кровь

Чернильная смерть

@темы: Рецензии

Сообщество LiveLib на @diary

главная